>
 
 
   
Русский (Russia)English (United Kingdom)
 
 
   
   
main
leftgallery
masterclass
dnevniki
biografi
publicatsii
exspoz
contacts
friendship
 
 
 
Про мечты и обстоятельства.
09.06.2012 14:11


Ещё занимаясь спортом и не имея своей лошади, я начала понимать то, что мне хочется чего-то другого. А потом появилась Дуся. Но первое время были лишь какие-то смазанные образы желаемого. По больше части ещё и потому, что с Дусей шли притирки в отношениях.

Постепенно отношения стали складываться в сторону дружбы и появились уже какие-то конкретные мечты и желания. Ко многому мы шли. Но одно для нас было недосягаемо. Это свобода.

Дуся жила на ипподроме, который в самом центре города, все выходы с ипподрома были открыты и  иногда лошади туда выскакивали. Делала это пару раз и Дуся.

Однажды мне пришлось бегать за ней по очень оживлённой центральной улице.

Наши с ней отношения всегда были с присутствием верёвочки. И чувство ответственности за жизнь лошади всегда перевешивало желание попробовать отпустить её. Более того, я не доверяла себе. Потому что в тот раз, когда Дуся убежала в город и я за ней гонялась, виновата была я сама.


Мы отзанимались на свободе в леваде, а потом кобыль была отпущена заниматься своими делами  и отдыхать, но вдруг нам с Ирой приспичило попросить её ещё что-то. И Дуся взяла и убежала из левады. Она это делала либо перепрыгивая, либо ложась и проползая под оградой. Маленькая лошадь способна на  всё.

Но мечта о том, что бы заниматься с лошадью на свободе, в естественных для неё условиях, и где она будет выбирать человека и общение с ним не из-за того, что он её единственный друг, а потому что ей так самой захотелось, во мне продолжала жить.

Когда мы купили Дею и привезли к нам на ферму, моя мечта начала приобретать очертания. У меня появилась настоящая дикая лошадь, абсолютно чистый лист, к тому же ещё и совершенно взрослый  и возможность занятий на свободе.

Дуся на тот момент ещё оставалась на ипподроме, но её переезд на ферму тоже начал планироваться.

Спустя пол года Дуся тоже переехала с ипподрома и у нас появилась возможность занятия на свободе в леваде.

Первое время Дуся устраивала побеги из конюшни, что стало причиной того, что в первое лето на новом месте в большой табун на выпас она не пошла, а осталась в леваде с небольшой компанией из 4х кобыл.

И первые пару месяцев Дуся упивалась новой жизнью, новыми друзьями и отношениями. Она как-то стала без интереса реагировать на меня, а когда я уводила её от друзей, то закатывала истерики и орала на всю Ивановскую, поднимая на уши всех  обитателей нашей конюшни и окрестностей.

Мне было грустно, но я решила, что  принимаю это, потому что теперь у Дуси есть новая семья, друзья, а я больше не вижу её каждый день, и конечно же они для неё теперь важнее. И в целом, я за кобыль рада, потому что теперь она нормальная лошадь в почти естественных для неё условиях, а не комнатно-денниковая собачка, абсолютно асоциальная с другими лошадьми.

Но прошло два месяца или чуть больше, и у Дуси всё устаканилось. Она вспомнила, кто я такая, начала радоваться моим приездам и идти меня встречать. Спокойно уходила со мной  куда угодно от подруг и не закатывала истерики.

Дея в это время  ещё не давала к себе  притрагиваться, но уже выделяла меня из толпы других, узнавала и на своё имя откликалась. И тоже начинала постепенно идти за мной, оставляя табун. Это было лишь начало. Оно проходило в условиях полной свободы, потому что одеть на кобылу недоуздок я по прежнему не могла.

В ноябре Дея дала до себя дотронуться. Я смогла одеть на неё недоуздок. Потом приезд Гали и её волшебное укрощение... и думаю, что укрощение меня, а не Деи. После отъезда Гали мы с Деей стали заниматься и каждое занятие давало какие-то маленькие успехи.

Основные занятия у нас проходили на свободе при помощи Дуси.

Мне не хотелось ездить верхом. Я упивалась новым этапом наших с Дусей отношений и возможностей. Мы с ней обучали не опытных лошадей. У нас ведь в компании была по началу Скрипочка, потом Златка появилась.

Дусе очень нравится быть главным тренером. Она всё понимает с полуслова и полувзгляда.  И для меня это было новым этапом доверия и взаимопонимания. И с Деей после занятий на свободе при помощи Дуси пошли какие-то движения вперёд на корде.

Долго я колебалась на предмет того, приучать Дею к железу или нет. Ведь у меня была мечта о том, что я воспитаю и обучу лошадь  просто так, без всего.

В какой-то момент меня осенила мысль о том,  что я непременно сяду верхом на Дею пока не сойдёт снег. И в этом году снег в наших краях задержался надолго. Т.к. в конюшне я всех оповестила о своих планах насчёт снега, то меня уже начали поторапливать, потому что снег всем порядком надоел и хотелось весны))))

Верхом я несколько раз села. Но дальше дело не пошло, потому что лошадь то не оповожена совершенно. И что толку от того, что села? Ещё и страх у меня появился из-за того, что сама  спрыгнула с кобылы головой в сугроб, когда она чуть подбила задом. Я боялась своей реакции и того, что я напугаю и себя и лошадь. Плюс, мне не хотелось вот таким способом решать вопрос заездки. Мне хотелось, что бы Дея поверила настолько мне, что бы не пыталась проверять, что за мешок сверху на спине.

После посадки пошли недели ничегонеделанья, потому что было жутко грязно, кобылы ходли как свиньи, и мы просто выпускали их в леваду носиться по грязевому болоту и принимать грязевые ванны.

В какой-то момент я решилась на то, что я буду приучать Дею к железу. У меня были очень противоречивые мысли. С одной стороны я не считаю, что железо   - это плохо, с другой стороны, я ловила себя на некотором стыде того, что я готова его применять на Дее, а с третьей стороны меня обуревал стыд за то, что я чего-то или кого-то стыжусь. И вопрос железа не так важен. Важно лишь отношение, а я боюсь каких-то стереотипов. И глубже всего сидела мысль о том, что я отдаляюсь от своей мечты о воспитании лошади на свободе.

Пришло время выхода табуна на выпас. И в этом году Дуся отправилась на выпас вместе со своими подругами. У неё началась новая жизнь.

Но вместе с прелестями новой жизни я столкнулась и с некоторыми сложностями.

Для того, что бы позаниматься со своими кобылами, требовалось забирать их в леваду из табуна. В результате чего лошади волновались. Дея переживала из-за табуна в целом и хоть и готова была со мной заниматься, но то и дело отвлекалась и волновалась. Дуся из-за табуна всего по началу не волновалась, но главным условием её спокойствия было наличие рядом Златы, которую она очень ответственно и настойчиво опекает.

Т.к. Злата в табуне не ловится, то мы с Настей стали приезжать либо уже вечером, дабы с кобылами заниматься, когда они в леваде, либо если они в поле, то просто тусить рядом. Хотя и не оставлять попыток Злату отловить.

Я оказываясь перед выбором забрать кобыль, а особенно Дею, позаниматься в леваде на корде, на шамбоне, одевать седло и уздечку, приучая к железке , но с волнующейся лошадью или же  просто тусеть с ней в поле, выбирала тусение в поле. Потому что я не хочу, что бы Дея ассоциировала занятия со мной как что-то негативное.

Постепенно на меня начал находить пессимизм по поводу того, что я с кобылой совершенно не занимаюсь, что она так и не учится ничему, не оповаживается и не приучается к железке.

Расстраивалась я ровно до тех пор, пока  в прошлый понедельник к нам не приехали гости. А именно Катя Друзь, её папа Александр Друзь  и Ульяна, хозяйка многим известного   солового ахалтекинца Дарсая Гели ( на проконях ник Inferno).

Гости наши приехали с большими фотоаппаратами, страшными отражателями и вообще были чужими и новыми людьми.

И на удивление, я совершенно спокойно  увела Дею из табуна. Она шла за мной в сопровождении катиного папы, который её абсолютно не напрягал тем, что он новый человек да ещё и ужас-ужас, мужского пола. Дея шла за нами ни разу не  натянув чёмбур. Иногда она начинала оборачиваться к табуну, но тогда мы просто делали вольты. Если кобыль мешкалась и притормаживала, я просто говорила ей «Вперёд!» и Дея шла.

Кобыль выдержала почти час съёмки( хотя елси говорить о позировании, то это было ужасно. Позировать ни она ни Дуся не хотели категорически) , находясь среди чужих людей, в новой обстановке и оторванной от табуна. Она  абсолютно не испугалась отражателя и вообще никаких действий   людей не боялась. Дейка прекрасно рулилась в руках и даже пошла со мной рысью плечо в плечо по дорожке, когда я её попросила, хотя до этого мы только один раз учились ходить шагом плечо в плечо в поводу в леваде.

Кобыль всё съёмку волновалась из-за табуна, который видела пасущимся вдали в поле. И когда мы решили, что сейчас я Дейку от пущу, и она красиво рванув к ним, попозирует нашим гостям ещё и на свободе, то Дея удивила в очередной раз. Я сняла с неё недоуздок, а кобыль осталась рядом со мной и совершенно никуда не собиралась убегать. Никакой табун её не интересовал.  Я сделала шаг в сторону, а Дея не отрываясь от травы сделала шаг ко мне.

Отогнать её в сторону табуна пришлось Ульяне.

Приехав на конюшню на следующий раз, я думала, что Дейка меня после тогого мероприятия будет подозревать, но Дея совершенно не проявляла никаких подозрений. За исключением нежелания одевать недоуздок. И тогда мы с ней позанимались в поле просто на свободе. Конечно, никакой беготни не было, но всё что можно делать рядом  мы поделали.

А когда я притащилась в поле, что бы обработать кобыл от клещей и паразитов специальной мазилкой, Дея согласилась стоять рядом только в условиях полной свободы. С чёмбуром на шее она начинала уходить, а вот без всего мне хватало просто придержать её рукой, и она стояла. Даже бутылка с зельем, которую она так подозревала в первый раз её совершенно не пугала уже.

А  когда кобыл поставили в баз, и я, одев недоуздок, повела Дею на ночь в конюшню, дабы утром ей и Дусе дали глистогонное натощак, Дея совершенно безропотно и до трогательности доверчиво пошла за мной от табуна, ни разу на него не оглянувшись. Пришла в тёмную конюшню, зашла в денник. И только волнительно гугукала, когда я проходила мимо.

И тогда я поняла, что обстоятельства складываются  так,  что мне просто не удаётся уйти от своей мечты о воспитании Деи  на свободе. И фиг с ней с железкой. И лучше я сяду на неё  спустя долгое время, но будет это для нас с ней чем-то комфортным для обеих и по обоюдному согласию.

У Дуси же начался новый этап отношений социальных. Она начала подниматься по статусу в табуне и уже время от времени строить более старших кобыл табуна. И её новая жизнь  сейчас опять идёт взахлёб для Дуси.

Когда после Деи я привела на съёмку Дусю, то Дуся не стояла на месте ни секунды. Она прыгала, вертелась, делала мне лансады и пезады, орала благим матом и звала табун, а особенно Злату.

В следующий приезд, когда я я завела Дею и потом привела в конюшню  Дусю, я проводила манипуляции с копытами. Дуся вела себя тихо в деннике. Но потом я попросила посмотреть копыто проходившего мимо Алима, и мы вывели Дусю из денника на свет. Кобыль увидела выход из конюшни и начала ломиться туда, истерить, пытаться пройти сквозь меня. Завели в денник у выхода,  там где было окно, что бы копыта всё-таки осмотреть. И в какой-то момент, когда Алим держал дусину ногу переднюю, кобыль резко выпрыгнула из под него на свечке и влетела мне в грудь копытами передних ног. Признаюсь честно, я её отлупила за это. Причём, тем же методом, каким она ударила меня. Дусь несколько успокоилась.

Я не злюсь на Дусю и не виню её в этом поведении, хотя это и было абсолютным хамством. Но это было в истерике.

Я стараюсь её сейчас не уводить из состояния комфорта.

Меня часто зовут в поля с другими лошадьми верхом. Но я отказываюсь, говоря, что мы разве что только вместе со Златой поедем. А Златке пока рано. Меня ругают, что я иду у кобылы на поводу.

Но с другой стороны.... кобыль абсолютно контактная, спокойная и послушная посреди поля с табуном. Я могу ходить с ней в полной свободе, она ходит рядом, подходит на зов, на неё можно сесть и поездить с верёвочкой на шее, чего я никогда не могла позволить себе ранее. И я знаю, что  пройдёт некоторые время, и эмоции Дуси относительно новой жизни улягутся. Она успокоится и будет вновь спокойно уходить со мной от табуна. И я не хочу её вводить в стрессовую ситуацию, особенно, если мне не вот прям НАДО. Показать кобыле, что я крутая и главная? Ну будет жёсткая необходимость, я ей это покажу, а пока лично для меня необходимости нет.

И вновь я вижу, что обстоятельства складываются в сторону моих желаний и мечтаний. Ведь я могу гулять, заниматься и ездить верхом в полной свободе и среди других лошадей.

Дуся с огромной радостью в поле  делает любую корючку, старательно хоть и не качественно делает испанский шаг, становится просто отлично на кранч и поклон.

Моя мечта ведь была в том, что бы иметь возможность находиться с лошадью в комфортных дла неё условиях и что бы именно в них она выбирала меня.

И я уверена, что то, что я сейчас позволяю кобылам быть больше в их комфортности и больше прихожу к ним, в дальнейшем позволит мне уводить их в свою комфортность и идти за мной в любой ситуации.

С Дусей я это уже не раз оценила. Она очень благодарна за то, что я даю ей возможность этого. Это я оценила, когда кобыль сама решила оставаться со мной после того, как насытилась новыми отношениями.

Вот такие мысли :)

И уходящий пессимизм.

Хотя многим со стороны кажется, что мои кобылы сели ко мне на шею и свесили ножки.

Но даже если и так? :)

Зато я вынесла из всего этого, что если ты что-то хочешь, если о чём-то мечтаешь, то тебе всегда дадут возможность это реализовать. Главное эту возможность для себя увидеть и воспользоваться.

P.S. Вообще у Дуси сейчас карьерный рост. Ей не до личных отношений. Она правительство свергает в табуне, а тут я со своими любвями))))) Вот как завоюет трон, так и про любофф вспомнит))))


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
 
 
 



Я в других проектах